Яндекс.Метрика
 21.03.2021      434      0
 

Деятельность ОПГ в районе Зюзино города Москвы


За последний месяц мы получили три объяснения от людей, пострадавших от деятельности Организованной Преступной Группы, действующей в районе Зюзино города Москвы. Во всяком случае исходя из присланных нам объяснений есть все основания считать, что дело обстоит именно так. И кто бы вы думали входит в состав этой группы? Судьи Зюзинского районного суда, судебные приставы и неопределенный круг лиц. Предлагаем вам прочесть эти объяснения и сделать выводы самостоятельно.

Объяснение Мигановой Т.В.

Я, Миганова Татьяна Васильевна, бывшая сотрудница ФГБНУ ВИЛАР, на работу пришла по приглашению руководителем паросилового участка, т.к. предыдущий руководитель был уволен. Им нужен был человек со специальным образованием. Я закончила МИКХиС факультет «инженерные сети», специальность «инженер теплогазоснабжения и вентиляции». Прошла медицинское обследование при поступлении на работу. Жила в доме, который был в программе «Ветхое жилье», квартира была муниципальная, был выписан ордер на эту квартиру при заселении. В ноябре 2010 года ВИЛАР выиграл арбитражный суд и приобрел квартиры (около 300 квартир). Все нуждающиеся в улучшении жилищных условий написали заявление, я была одной из них, представила все документы по программе «Ветхое жилье», где должны дать квартиру по соцнайму. В ветхом жилье со мной проживали внук и дочь. Мне обещали дать вместе с ними двухкомнатную квартиру.

Мне предложили уступить свою рабочую должность главного бухгалтера сыну, которому тогда было 18 лет, взамен на двухкомнатную квартиру, которую я должна была получить по программе «Ветхое жилье». Когда я уступила свою должность, мне сказали, что дочь и внук не твоя семья и вам положена только однокомнатная квартира. Я долго оспаривала с ними это решение и в итоге они довели меня до онкологии. Мне пришлось взять однокомнатную квартиру, т.к. к тому времени мне нужно было ложиться на операцию для удаления злокачественной опухоли. Они думали, что я скончаюсь на операционном столе или после операции. Вместо договора по соцнайму мне подложили договор служебного найма и уничтожили все документы по программе «Ветхое жилье». Пока я находилась в таком состоянии, переживая, как пройдет операция и послеоперационный период, не обратила внимания какой договор Я подписываю. Операция была в августе 2011 года, после нее я прошла курс химиотерапии. В последствии мне присвоили статус инвалида. В ноябре 2011 года дочь вместе с моим внуком получила двухкомнатную квартиру при сносе старого дома, который стоял в программе «Ветхое жилье», где находилась наша двухкомнатная квартира.

В декабре 2013 года закончился мой трудовой договор. Со мной договор продлевать не стали и уволили. В связи с увольнением у меня начался рецидив, дочери пришлось продать свою квартиру и дать мне на лечение деньги. В 2015 году директор ФГБНУ ВИЛАР начал присылать мне обращения об освобождении квартиры с угрозами о выселении через суд. Первое заседание суда было 27.04.16 г. Мною был представлен договор о продаже этой квартиры, предупредив, что у меня больше нет иного жилья. Решение в суде было вынесено о выселении и снятии с регистрационного учета. Эти суды затронули не только меня, параллельно со мной ВИЛАР судились и выселили большое количество людей из квартир. Но бывший директор Быков В.А. получил трехкомнатную квартиру для внука. Главный бухгалтер, имея трехкомнатную квартиру на четверых, получил две квартиры. Зам. директора Сокольская Т.А. получила одну квартиру, а вторую ей подарили. Апелляционный суд 04.07.18 года вынес решение и оставил в силе решение Зюзинского суда. Умышленно мне не выдавали решение апелляционного суда. Я приходила за этим решение 1 августа 2018 года. 14 августа 2018 года я пришла еще раз, но мне его опять не выдали. В этот день я уже начала скандалить и работник канцелярии сказал, что юристу ВИЛАР выдали решение о суде 1 августа 2018 года. 14 августа 2018 года возбудили исполнительное производство, а мне только в этот день со скандалом выдали это решение. 28.10.2018 года я подавала административное исковое заявление №443 о признании незаконным распоряжения о включении жилого помещения в специализированный жилищный фонд, возложении обязанности по исключению жилого помещения из специализированного жилищного фонда. Заявление было передано на рассмотрение судье Кучиной Н.С. Я приходила к Кучиной узнать вынесла ли она определение. 12 или 13.11.18 – определение не было вынесено. В пятницу 16.11.18 мне сказали: «Приходите или подождите час.» Я плохо себя чувствовала и не стала ждать. 16.11.18 я обнаружила, что определение датировано 01.11.18 задним числом, а обжаловать можно было только в течение 15 дней.

Судья Кучина заставляла меня забрать иск со всеми приложениями, я категорически отказалась, тогда она вызвала судебного пристава. Пришел судебный пристав, представился фамилией Шаула и начал на меня сильно давить с помощью криков и эмоционального давления, приказывал писать то, что диктует судья. Я очень испугалась, и пришлось забрать все документы. После этого у меня случился гипертонический криз в вагоне электрички, и я упала в вагоне. 26.12.18 подала исковое заявление о признании незаконными распоряжения о включении жилого помещения в специализированный жилищный фонд, возложении обязанности по исключению жилого помещения из специализированного жилищного фонда. В результате мне отказали в рассмотрении этого искового заявления.

18 июня 2019 года вскрыли квартиру без уведомления меня и без описи имущества. Эту квартиру превратили в проходной двор, туда постоянно ходили кроме юриста Раскатова В.В. зав. гар. Сергеев Алексей и водитель Комаров Николай, которые впоследствии перебили всю мебель при выселении. Меня оставили на улице в одном платье, в квартире остались все деньги и нужные мне лекарства. 26 июня 2019 года я зашла в свою квартиру. Написали протокол при свидетелях. 12 сентября 2019 года был звонок в дверь, мне кричали, что открывай, мы пришли выселять. Я ответила: «Заходите, раз пришли». Пришедшие меня выселять снова вскрыли квартиру, сломав дверь, зашли внутрь. Я быстро, кому успела, написала призыв о помощи и люди начали стягиваться в мою квартиру. Пришедшие выселять начали выкидывать мебель, вещи, посуду, ущерб моим вещам был огромным, многое уже было непригодно для использования. Судебный пристав Шаула вышвырнул меня за дверь, прижал между дверью и мебелью и начал хлопать дверью по мне, до тех пор пока я сильно на заорала. Он остановился, и я сползла на пол, после чего вызвали скорую. Я не могла идти, врачи перевезли меня на коляске до комнаты. Оказали помощь. На диване в комнате я услышала сильный крик и, сильно согнувшись, ко мне зашла Светлана Федоровна Закирова. Её сильно ударил в солнечное сплетение судебный пристав Шаула. Стали вытаскивать из кухни мебель, с балкона мебель разбили. На балконе были заготовлены травы на моё лечение, они эти травы рассыпали по балкону, по кухне и практически по всей квартире, растоптали их. Отдали не всю мебель. Вытолкали из квартиры, закрыли и с оставшейся мебелью приварили дверь. Очень активно вытаскивал и уничтожал мебель судебный пристав Шаула, который в принципе не имел право здесь находиться.

Председателю Зюзинского районного суда города Москвы Назаровой Е.Ю. я писала жалобы на судей, но ответа так и не получила ни на одно заявление. Подтверждающие документы всех событий или иную другую информацию я представлю.

Я считаю, что все произошедшее по адресу г.Москва, ул. Грина, д. 1, к 8, кв. 280, является серьезным преступлением, на мой взгляд в районе Зюзино орудует организованная преступная группировка. Это был самый настоящий рейдерский захват моего имущества.

Объяснение Закировой С.Ф.

12 сентября 2019 года мне, Светлане Закировой, стало известно, что по решению суда Т.В. Миганову выселяют из занимаемого жилого помещения. Примерно в 13:15 этого же дня я приехала по указанному мне адресу в качестве представителя ответчика. В кваритире находились 5 человек приглашенных Т.В. Мигановой в качестве свидетелей, представители истца – работники ВНИИЛАР и два человека в черной униформе. Я представилась и попросила предоставить документы присутствующих. Работники ВНИИЛАР отказались предъявлять свои документы и подтверждать свои полномочия на осуществляемые действия. Люди в черной униформе только после повторной моей просьбы предъявили служебные удостоверения, из содержания которых я сделала вывод, что они представители ФССП РФ: Шаула М.Ю. и Джаднаев Н.И.

Ознакомившись с ситуацией на месте событий, я разъяснила работникам ВНИИЛАР и сотрудникам ФССП РФ, что своими действиями они нарушают Конституцию РФ и федеральное законодательство в части соблюдения прав человека. Те подтвердили, что осознают это и готовы отвечать за свои действия, после чего продолжили выселение Т.В. Мигановой из жилого помещения.

Далее, от присутствующих я узнала, что по вызову прибыл участковый, но он отказывается принимать заявление о противоправных действиях по выселению Т.В. Мигановой. Я вышла из квартиры для того, чтобы выяснить у сотрудника полиции на каком основании он отказывается принимать заявления граждан, но он ушел не дав никаких объяснений. Я попыталась вернуться в жилое помещение за своими личными вещами, но в этот момент представитель ФССП Шаула М.Ю. напал на меня. Он своим телом прижал меня к дверному косяку и скрытно от присутствующих нанес удар кулаком левой руки в область живота, толкал меня и хватал руками. Почувствовав сильную боль, защищаясь от нападения, я рефлекторно пыталась левой рукой блокировать его удары, после чего он начал выкручивать кверху мою руку и коснулся моей ладонью своей щеки. После чего он начал громко кричать, что мол якобы я напала на него и применяю к нему физическую силу. Кто-то из присутствующих сделал ему замечание, что я в отношении него ничего не совершала, и производится видеосъемка. Услышав это, он отступил, я вошла в жилое помещение, взяла свои личные вещи, написала заявление о нападении на меня сотрудника ФССП. От людей, присутствующих на месте событий, я узнала, что прибыл наряд полиции и хотела выйти к сотрудникам, с целью передать мое заявление о нападении на меня сотрудника ФССП Шаула М.Ю.

Но Шаула М.Ю. преградил мне выход из помещения, и сообщил, что я задержана за нападение на него, хотя полномочиями задерживать кого-либо Шаула М.Ю. не обладал. Так как Шаула М.Ю. снова попытался препятствовать моему выходу из помещения, ведя себя непристойно (он изображал сексуальное домогательство), о чем я сообщила присутствующим в квартире, которые начали видеофиксацию происходящего и Шаула М.Ю. вынужден был выпустить меня из квартиры. Я передала заявление прибывшему наряду полиции. По рекомендации сотрудников полиции я обратилась в лечебное учреждение для фиксации нанесенных мне травм. В результате ударов и другого физического воздействия, оказанного Шаулой М.Ю., у меня на теле образовались множественные гематомы, зафиксированные врачом.

18 сентября 2019 года я была вызвана в ОМВД по району Северное Бутово для дачи объяснений по моему заявлению. После чего майор полиции Чернавин А.В. заявил, что все материалы будут переданы в Зюзинский межрайонный следственный отдел. С указанной даты мне ни из ОМВД по району Северное Бутово, ни из Зюзинского межрайонного следственного отдела Следственного управления по Юго-Западному административному округу г. Москвы никакой информации не поступало.

10 мая около 10 часов утра на территорию общины, где я живу, вошли двое мужчин в гражданской одежде. Мужчины заявили, о том, что я нахожусь в федеральном розыске, им поставлена задача задержать меня и доставить по месту назначения. Документов, позволяющих им производить арест, при них не было.

После повторного требования представиться, указанные лица предъявили служебные удостоверения, оформленные на: майора полиции, ВОРОНЦОВА Илью Петровича и старшего оперуполномоченного по особо важным делам МАЗОВА Павла Вячеславовича. При попытке разъяснить им, что без предъявления указанных документов они не имеют права задерживать кого-либо, сотрудники полиции заявили, что при отказе следовать с ними, они применят физическую силу. Дословно было сказано: «Заломаем, швырнем в машину и увезем, можете вызывать участкового!». Во избежание причинения психологической травмы моим детям (я многодетная мать), пришлось подчиниться противоправному действию.

До отдела МВД по району Северное Бутово г. Москва, ул. Ратная, д. 14б я и мой супруг М.К. Закиров ехали на своей машине в сопровождении сотрудника полиции. Как в последствии оказалось, некий следователь АРТЕМЕНКОВ П.В. вынес постановление о возбуждении в отношении меня сфабрикованного уголовного дела и назначении судебно-медицинской экспертизы представителю ФССП Шаула М.Ю. В процессе допроса и ведения дела были нарушены все процессуальные нормы.

Из постановления о возбуждении в отношении меня уголовного дела я выяснила, что мне вменяется в вину деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ «Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей». То есть фактически мне вменяется нападение на пристава Шаулу М.Ю.

С 26.09.2020 «уголовное дело» № 11902450037000121 рассматривается в суде. С первого заседания суд (судья КУЧИНА НАТАЛЬЯ СТЕПАНОВНА) занял чисто обвинительную позицию по сфабрикованному делу.

История из жизни про судью Соленую из Зюзинского суда

Хочу поделиться моей историей, произошедшей со мной и моими детьми в 2019 году. Я проживала на Севастопольском проспекте со своей семьей с рождения (папа, мама, я и сестра). Покинула отчий дом выйдя замуж. К сожалению мой супруг оставил этот бренный мир в 2018 году и тут началась совсем другая история. Мой мир полностью перевернулся, я увидела все прелести нашей жизни, предательство родных, подставных судей и алчных​ адвокатов.

В квартире мамы я не проживала, но была зарегистрирована там с рождения, туда же зарегистрировала и своих детей 2010 и 2012 года рождения, как и моя сестра регистрировала в отчий дом свою дочь. Проживала я не далеко от матери в квартире своего мужа, где была единственным собственником после того, как он ее оформил на меня. Конечно зависть людей я встречала по жизни часто, но чтоб от близких… Отчий дом попал под реновацию, тут и начались собрания жильцов на площадках за домом, где присутствовали люди, призывающие отказаться от реновации и застроек, раздавали свои визитки. Одна визитка (адвоката) попала в руки моей матери (она истец), ей надавали кучу советов и оказали помощь в подаче заявления в суд о выписке меня (вдова, без работы) и моих детей (6 и 9 лет) из отчего дома.

Два суда прошли без меня, истец ссылалась, что не знает моих телефонов и адреса,а в течение полугода мать выносила из своего дома детские и мои вещи, приходила ко мне, мило улыбалась и уходила дальше делать свои подлые дела. Весной 2019 года мне пришла третья повестка в суд, двух других не было.

Я обратилась за помощью в соцзащиту, получила телефоны адвокатской конторы на Цветном бульваре и начала работать. Конечно многие мне говорили, что если дом под реновацию, то дело гиблое, но была надежда на то, что у меня маленькие дети и подключатся органы опеки.

В этот период (весна) мною была продана квартира супруга, мы готовились к переезду, и в суд мы предоставили договор о продаже. Также друзья из района Зюзино, предупредили меня о нечестной судье Соленой, к которой попало мое дело, и мы с адвокатом подали судье отвод, но тщетно. Судья осталась та же, в подключении опеки и префектуры нам отказали, фото того, что дети бывают в доме бабушки к делу привлечены не были.

Итог — выписать меня и детей на улицу был принят судьей Соленой по ее личным соображениям, она предположила, что я могла что-то купить. Вот так проходят наши суды! Так я и дети остались без регистрации, без родных, без отчего дома. Я думаю адвокаты, судьи действовали в сговоре с теми, кому выгодна реновация!


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности