27.06.2021      391      0
 

Народная монархия или народовластие


Государственное устройство «народная монархия» было описано в книге И.Л.Солоневича с одноименным названием. По сути своей «народная монархия» это «народовластие» и наиболее устойчивая форма управления страной, поскольку имеет в виду свободу и интересы народа, а не сословия или слоя. Народная монархия — это не «дворянско-помещичий строй», когда в жертву интересам сословия и слоя приносят свободу и интересы народа, это народовластие и территориальное самоуправление. Русская революция явилась результатом того, что та политическая конструкция, которая была возведена в России в результате петровских реформ, никак не устраивала русский народ. Интеллигенция трактовала интересы народа в соответствии с утопическими учениями (в частности, философия масонства и марксистско-ленинское учение), которые не имели никакого отношения к реальности и не отражали подлинные проблемы общества.

Демократическое самодержавие

Русская государственность должна отображать индивидуальные особенности русского народа, принципиально отличные от индивидуальных особенностей и Европы, и Азии. Она должна:

1) обеспечивать свободу труда и творчества,

2) обеспечивать устойчивость этой свободы, защищая ее от посягательств со стороны других государств.

Важная задача — защита свободы от внешнего врага. Либеральные демократии действуют неповоротливо, медленно, тратя слишком много времени на споры и оттягивая принятие решений. В войнах побеждали единоличные формы правления. Исход Второй Мировой Войны решили — диктатура Гитлера и диктатура Сталина, в то время как демократия Чехии сдалась без единого выстрела, а «демократия Франции бежала после нескольких выстрелов, более мелкие демократии не воевали почти вообще». В связи с тем, что России на протяжении многих веков своей истории приходится вести войны, защищая свою свободу, Солоневич делает вывод, что нужна сильная и твердая власть.

Свободу также нужно защищать и от посягательств внутри государства, гарантом которой является именно монархия, которая опирается на весь русский народ, а не на аристократические круги, как в петербургский период истории. До революции знать всячески препятствовала эволюции монархии в сторону «демократического самодержавия», являлась препятствием между царем и народом. Даже Государственные думы были лишь одним из вариантов «средостения», так как они отражали мнение партий, а не народа. Народная или «демократическая монархия» это не только один монархический институт, это воссоздание всей системы учреждений, существовавших в Московской Руси до Петра Первого, чтобы народу принадлежала «сила мнения», а монарху – «сила власти», чтобы с ее помощью самодержец мог реализовывать «мнение Земли». Учреждения государства должны не конфликтовать друг с другом, а представлять собой монолит, подобно тому, как в Московской Руси «Соборы никогда не претендовали на власть (явление с европейской точки зрения совершенно непонятное), и цари никогда не шли против «мнения Земли» — явление тоже чисто русского порядка». Система монархических учреждений в России должна начинаться с органов территориального и профессионального самоуправления (городские и сельские общины, земства, муниципалитеты, профсоюзы) и заканчиваться центральным органом народного представительства. Народное представительство должно быть составлено по территориальному и профессиональному, а не партийному принципу. Необходимо прилагать максимум усилий, чтобы между властью и народом не возникло бюрократического, аристократического или партийного «средостения».

Гарантией против диктатуры бюрократии может быть только монархия, опирающаяся на народное самоуправление. Монархия должна принимать меры против бюрократического перерождения самоуправления и ставить самоуправлению твердо очерченные рамки. Монархическая власть должна стоять над борьбой интересов слоев, профессий и т.д. Она должна быть достаточно сильной и независимой, чтобы в важнейшие моменты истории страны иметь право решающего голоса. Самоуправление, в свою очередь, должно контролировать государственный аппарат страны и не давать ему возможности резко усиливаться. Как монархия, так и народное представительство должны, во-первых, уберегать страну от установления той или иной формы рабства и несвободы, во-вторых, они должны обеспечивать безопасность государства.

И.Л.Солоневич по этому поводу писал в своей книге «Народная монархия» следующее: «Нам необходимо народное представительство, которое явилось бы не рупором «глупости и измены», каким стало наше недоношенное заимствование из Европы в лице Государственных дум всех созывов, а народное представительство, которое отражало бы интересы страны, ее народов и ее людей, а не честолюбивые вожделения Милюковых или Керенских, или утопические конструкции Плехановых или Лениных».

Солоневич пишет, что самодержавие, существовавшее до Петра, поддерживало самоуправление. Когда во время Смутного времени самодержавие прекратило свое существование, то самоуправление его восстановило.

Самодержавие и самоуправление не просто не противоречат друг другу, но и являются взаимодополняющими, так что лишь «средостение» в виде диктатуры дворянства или бюрократии способно разрушить эту связь. Монархия и народное представительство не враждебны друг другу — самодержавие было создано народными массами и стояло на страже их интересов. Солоневич пишет: «В Московской Руси и самодержавие, и самоуправление неизменно поддерживали друг друга — и только наследие крепостного права изувечило эту традицию… крестьянское самоуправление было ограничено дворянством. Самодержавие противоречит самоуправлению только в том случае, если «самоуправление» превращается в партию и если самодержавие превращается в диктатуру. В Москве этого не было. В Санкт-Петербурге это было: в наш XVIII век отсутствовали и самодержавие, и самоуправление. Самодержавие, восстановленное императором Павлом I — привело к возрождению самоуправления при императоре Александре II. Но в петербургской атмосфере русской жизни — наше «средостение», т.е. наша интеллигенция — или, что то же, — наша бюрократия — покушалась: как бюрократия на права самоуправления и как интеллигенция на права самодержавия. В результате мы остались и без самодержавия, и без самоуправления». Солоневич указывает, что именно интеллигенция извратила понятие самодержавия, определяя его как «абсолютизм» и «тиранию», в то время, как следовало бы определить его как «диктатуру совести», которая должна предотвращать скатывание страны к диктатуре аристократии, бюрократии или капитала. Сильная монархия основывается на сильном народном представительстве, которые сообща выполняют встающие перед нацией задачи.

Экономический уклад

Свобода является величайшей ценностью как всей нации, так и отдельного человека. Она должна подвергаться ограничению только в случаях крайней необходимости. Особое значение имеет свобода хозяйственной деятельности и защита частной собственности. Вместе с тем народная монархия отстаивает государственные и коллективные формы собственности. В качестве исторического примера следует упомянуть, что императорская Россия была страной, в которой по тем временам «обобществленный сектор народного хозяйства» был больше, чем где бы то ни было в мире. Государственный банк контролировал все банки России и имел исключительное право эмиссии кредитных билетов. Большинство железных дорог принадлежало казне, а оставшиеся частные дороги стояли накануне «выкупа в казну». Государство владело огромными земельными пространствами, владело заводами и рудниками.

Земская медицина при помощи государственного кредита была поставлена так, как она и сейчас не поставлена нигде во всем мире. «Русское кооперативное движение было самым мощным в мире». По сути царская Россия была самым социалистическим государством мира. Самодержавие не только не препятствовало предприятиям, основанным на началах коллективизма, но активно их поддерживало, что находило свое выражение в наличии большого количества казенных заводов, опиравшихся на мелкую частную собственность, коопераций и строившихся по принципу «трудовых коллективов» артелей. Народная монархия предполагает сосуществование частной собственности, государственной собственности, а также земского, кооперативного и артельного хозяйства. Государство помогает им всем в равной степени, потому что государственная власть, сосредоточенная в руках монарха, не будет принадлежать ни капиталу, ни профсоюзам, ни кооперативам, ни земствам. Власть находится над ними, выступая в роли третейского судьи.

Народное представительство

Народная монархия предполагает создание системы местного территориального самоуправления и народного представительства. Базовой административной единицей страны должны стать общины (государствообразующие единицы) объединенные в земства или муниципалитеты, куда общины направляют своих представителей (депутатов) для организации управления на более высоком уровне. При этом рабочие и интеллигенция будут иметь свои профессиональные организации. Народное представительство и территориальное самоуправление необходимы для создания устойчивой политической системы. В этой системе взаимоотношений русская пресса должна представлять общественное мнение страны.

Народное представительство должно строиться на основе территориального и корпоративного признака. По этому поводу Солоневич пишет: «Такое представительство было бы органическим, а не партийным. Оно выражало бы мнения и интересы страны, а не идеи и вожделения партий. И если нынешний западноевропейский депутат ни с чем, собственно, кроме своей партии, не связан, то представитель данного земства или профессионального союза в народном представительстве только продолжал бы ту работу, которую он делает в своем земстве или профсоюзе».

Партийное деление в западной парламентской системе неустойчиво, случайно и основано не на интересах избирателя. При либеральной демократии народные массы пребывают в дезорганизованном состоянии и являются объектом демагогии со стороны политиков. Рядовой состав любой партии, как пишет Солоневич, состоит из неудачников, людей второго сорта, которые не сумели найти себя в любой другой сфере человеческой деятельности. Депутаты парламента лишь выполняют распоряжения партийных боссов, не имея своего мнения, и голосуют так, как им скажут. Все это превращает парламентскую борьбу в подобие цирка. «Средний парламентский депутат — это, собственно «петрушка», который обязан вскакивать со своего места, когда соответствующий лидер дернет соответствующую веревочку, голосовать «за» или «против», продуцировать овации или скандал, хлопать в ладошки или топать ногами: все это заранее устанавливается за кулисами, совершенно так же, как результаты всякой профессиональной цирковой борьбы заранее устанавливаются «арбитром»».

Национальный вопрос

Русская национальная идея превосходит племенные рамки и становится сверхнациональной идеей, соответственно и русская государственность является сверхнациональной. Народная монархия предполагает отказ от насильственной русификации. Каждый гражданин и каждая этническая группа имеют право говорить, печатать и учиться на родном языке, равно как и право на национальное самоуправление. Русский язык, как общегосударственный, является обязательным для внешней политики, армии, транспорта, почты, коммуникации между регионами и гражданами России и т.д., в то время как местные дела могут вести на любом местном языке. Сепаратизм и попытки раздела России недопустимы. Местное самоуправление служит для предотвращения распада России как государства и гарантией отсутствия роста сепаратистских настроений.


Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Для отправки комментария, поставьте отметку, что разрешаете сбор и обработку ваших персональных данных . Политика конфиденциальности